ГОРОД ЗОЛОТОЙ
ГЛАВА 16
Где искать этот город — на небе или на земле? Одна из самых известных и значительных песен русского рока хранит настоящие тайны своего рождения, а текст звучит в душе каждого, кто хоть раз его услышал.
Город золотой
Когда в первый раз читаешь или слушаешь «Рай», или «Город золотой», Анри Волохонского и Бориса Гребенщикова, кажется, что этот город где-то здесь, рядом — то ли в реальности, то ли в нашем воображении. Но когда начинаешь в него погружаться, прокручивать слова снова и снова, начинаешь его искать. Наш разговор мы могли бы назвать «В поисках Города».
Мне, как читателю, всегда интересно, как пришел поэт к тому или иному образу, мысли, идее. Как правило, путь Поэта — это долгая дорога поиска. Как и где нашел Анри Волохонский свой «Город золотой» в стихотворении «Рай»? Ему предшествовало стихотворение «Вершина Хермона», которая многое может раскрыть.
В реальности, Хермон — это самая высокая вершина Израиля (часть горного массива находится на его территории). Корень «хрм» обозначает «святое место» и в Библии упоминается 13 раз. В Ветхом Завете ангелы, возжелавшие войти к дочерям человеческим, скрепили свои намерения именно на этой горе:
И они спyстились на Аpдис, котоpый есть веpшина гоpы Еpмон; и они назвали ее гоpою Еpмон, потомy что поклялись на ней и изpекли дpyг дpyгy заклятия
(Книга Еноха, 2:1−6)
Ряд современных богословов считает, что гора Хермон являлась горой Преображения Иисуса Христа. В общем, место библейское, священное. И именно оно стало прообразом «Города золотого».
01
«Вершина Хермона златая» кажется освещенной то ли Солнцем на закате, то ли светом веры. Поэтому и Город станет золотым.
02
Потом появляется узнаваемый цвет — голубой. Голубая вершина Васанской горы. В ветхозаветной поэзии сохранился образ Васана как страны первозданной природы, которая славилась своими дубравами (Иез. 27:6; Зах. 11:2). Интересно, что это связано с именем Иезекииля, потому что именно ему было видение четырех священных существ (тетраморфа).

Видение Иезекииля, Рафаэль
03
Именно здесь, на вершине Хермона, увидит Поэт в очертаниях гор тетраморф:
Сначала мы увидим быка — каменные глыбы кажутся боками, вершина — головой

Дальше происходит метаморфоза — метафора из скрытого сравнения становится реальным образом (метафорические орлы становятся видением):
Над нею зари пролетают орлы
Если посмотреть на гору Хермон с другой стороны, со стороны Ливана, то она может показаться львом:
Хермон над Ливаном как каменный лев

И вот уже все образы собираются вместе:
Хермон коронован орлиной главой
Иордан коронован львиной главой
Васан словно вол очарован
Главою быка коронован
Как мы видим, главные образы «Рая» у А. Волохонского появились раньше, и его «Город золотой» надо искать над вершиной Хермона. Но интересно и следующее стихотворение, предшествующее «Раю», — «Ангел»:
Напрасно и тщетно я долго взирал
на небо, где ангел на арфе играл
Ангел появится и в «Раю»:
Она твоя, о Ангел мой
И все, что увидел Поэт, слилось в одно видение, и не каждому дано его увидеть, понять, запомнить. «Это длится лишь несколько мгновений. У ангела не хватает слов». И эти последние строчки — мостик к «Раю», ведь там тот же миг найденного блаженства и божественной красоты. Уместно вспомнить, что Хермон некоторые богословы считают и горой Преображения Господня, тогда отсюда начинается путь на Голгофу.

Храмовая икона Спасо-Преображенского собора в Переславле-Залесском
Так как Анри Волохонский — иудей и христианин, и это новозаветное значение горы тоже важно. Здесь сходятся Ветхий и Новый Заветы, как будто один из ангелов, о которых упоминается в Ветхом Завете, остался, чтобы войти в Новый Завет и стать видением Поэта о Рае.
Анри Волохонский говорил, что текст «Рая» был написан буквально за 15 минут. Но мне кажется, что образы его возникли в стихах Волохонского раньше и не отпускали поэта. Так что его «Город золотой» — над вершиной Хермона, а каждому читателю/слушателю предстоит найти свой.
Вершина Хермона
Крылатое солнце стоит на скале,
А море во мраке, а небо — во мгле.
Блестит перед ними, взлетая,
Вершина Хермона златая

Вершина Хермона взлетает как бык
Бока глыбы каменные горбы
Его голова как корона
Златая вершина Хермона

Исчезает Иштар на заре корабле
Киннерет в тумане и Хула во мгле
Стоит словно стража долины
Хермона златая вершина

Голубая вершина Васанской горы
Над нею зари пролетают орлы
Идут небеса надо льдами
Над хладного неба стадами

Двуглавое солнце стоит на скале
Хермон над Ливаном как каменный лев
Стекает с камней каравана
Златая река Иордана

И серны трубят в голубые рога
И златокрылая неба рука
На струнах высокого трона
Высоко взлетает с Хермона

Хермон коронован орлиной главой
Иордан коронован львиной главой
Васан словно вол очарован
Главою быка коронован

Крылатый Хермон — перед ним Херувим
В изумленьи великом летает пред ним
В сиянии дня многозвездной
Над ним оперенною бездной
* ангел
Напрасно и тщетно я долго взирал
На небо где ангел на арфе играл
В таинственном небе лишь сумрак пустой
Клубился над тучей простой

А в воздухе сизом крикливые птахи
Носились по небу неистовой стаей
И вились со щебетом вихрем
Меж небом дневным и ночным

В сером пурпуре легкие воды
Солнце ушло за тонкие горы
Это длится лишь несколько мгновений
У ангела не хватает слов
Дополнительные материалы
Песня из альбома «Сноп снов» на Яндекс.Музыке
Запись живого выступления 1986 г.
Выражаем благодарность администрации Галереи Владимира Лубенко за содействие и выдачу разрешения на съемки в мозаичном дворике
Находясь на сайте, вы даете согласие на обработку файлов cookie. Это необходимо для более стабильной работы сайта
Понятно
Close